Глава 
15

Лк.15  с толкованием
показать остальные стихи главы...

12
и рече юнейший ею отцу: отче, даждь ми достойную часть имения. И раздели има имение.

Лк.15:12  с толкованием

13
И не по мнозех днех собрав все мний сын, отиде на страну далече, и ту расточи имение свое, живый блудно.

Лк.15:13  с толкованием

14
Изжившу же ему все, бысть глад крепок на стране той, и той начат лишатися:

Лк.15:14  с толкованием

15
и шед прилепися единому от житель тоя страны: и посла его на села своя пасти свиния:

Лк.15:15  с толкованием

16
и желаше насытити чрево свое от рожец, яже ядяху свиния: и никтоже даяше ему.

Лк.15:16  с толкованием

17
В себе же пришед, рече: колико наемником отца моего избывают хлебы, аз же гладом гиблю?

Лк.15:17  с толкованием

18
Востав иду ко отцу моему, и реку ему: отче, согреших на небо и пред тобою,

Лк.15:18  с толкованием
показать остальные стихи главы...

Толкования на стих Лк.15:15
этой книги Священного Писания


Толкование блаженного Феофилакта Болгарского
 

Толкование блаженного Феофилакта, Архиепископа Болгарского на Святое Евангелие от Луки

Лк.15

Глава 
15

Лк.15  с толкованием

Еще сказал: у некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую [мне] часть имения. И [отец] разделил им имение. По прошествии немногих дней младший сын, собрав всё, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же он прожил всё, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней; и он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему.
 

Лк.15:11 с толкованием
И эта притча подобна предыдущим. И она под образом человека выводит Бога воистину человеколюбивого; под двумя сыновьями - два разряда людей, то есть праведников и грешников. И "сказал младший из них: дай мне следующую мне часть имения". Праведность есть древний удел человеческой природы, поэтому старший сын не вырывается из отеческой власти. А грех есть зло, впоследствии родившееся; поэтому и вырывается из-под родительской власти "младший" сын, который вырос с грехом, прившедшим впоследствии. И иначе: грешник называется "младшим" сыном, как нововводитель, отступник и возмутитель против отеческой воли. "Отче! дай мне следующую мне часть имения". "Имение" есть разумность, которой подчиняется и свобода. Ибо всякое разумное существо свободно. Господь дает нам разум, чтобы пользовались им свободно, как истинным нашим имением, и дает всем равно, ибо все равно разумны, самовластны. Но одни из нас пользуются сим достоинством согласно с назначением, а другие дарование Божие делают бесполезным. Под "имением" нашим можно разуметь и все вообще, что Господь дал нам, именно: небо, землю, всякую вообще тварь, Закон, пророков. Но младший сын увидел небо, - и обоготворил оное; увидел землю, - и почтил ее, а в Законе Его не хотел ходить и пророкам делал зло. Старший же сын всем этим воспользовался во славу Божию. Господь Бог, дав (все) это в равной мере, позволил (каждому) ходить (жить) по своему произволению, и никого не желающего служить Ему не принуждает. Ибо, если бы хотел принуждать, то не сотворил бы нас разумными и свободными. Младший сын все это в совокупности "расточил". И что было причиной? То, что он "пошел в дальнюю сторону". Ибо когда человек отступит от Бога и удалит от себя страх Божий, тогда он расточает все Божественные дары. Будучи близки к Богу, мы ничего не делаем такого, что достойно погибели, по сказанному: "Всегда видел я пред собою Господа, ибо Он одесную меня; не поколеблюсь" (Пс.15:8). А удалившись и отступив от Бога, мы делаем и терпим всевозможное зло, по словам: "вот, удаляющие себя от Тебя гибнут" (Пс.72:27). Итак, неудивительно, что он расточил имение. Ибо добродетель имеет один предел и есть нечто единое, а злоба многочастна и производит много соблазна. Например, для мужества один предел, именно: когда, как и на кого должно употреблять гнев, а злобы два вида - страх и дерзость. Видишь ли, расточается разум и единство добродетели погибает? Когда это имение расточено и человек не живет ни по разуму, то есть по естественному закону, не последует Закону писанному и пророков не слушает, тогда наступает (для него) сильный голод, не голод хлеба, но голод слышания слова Господня (Ам.8:11). И он начинает "нуждаться", поскольку не боится Господа, но далеко отстоит от Него, тогда как боящимся Господа нет скудости (Пс.33:10). Почему же нет скудости боящимся Господа? Так как боящийся Господа крепко любит заповеди Его, поэтому слава и богатство в доме его, и он скорее по своей воле расточает и дает убогим (Пс.111:3-9). Так он далек от скудости! А кто далеко ушел от Бога и не имеет пред своими очами грозного Его лица, тот, неудивительно, будет испытывать нужду, поскольку в нем не действует никакое Божественное слово. И "пошел", то есть далеко зашел и укрепился в злобе, "пристал к одному из жителей страны той". "Соединяющийся с Господом есть один дух с Господом, а "совокупляющийся с блудницею", то есть с природой бесов, "становится одно тело с нею" (1Кор.6:17-16), всецело делаясь плотью и не имея в себе места для Духа, подобно жившим во дни потопа (Быт.6:3). "Жители той страны", отдаленной от Бога, без сомнения, суть бесы. - Успев и сделавшись сильным в злобе, он "пасет свиней", то есть и других учит злобе и грязной жизни. Ибо все находящие удовольствие в тине бесчестных дел и вещественных страстей суть свиньи. Глаза свиные никогда не могут смотреть вверх, имея такое странное устройство. Почему и пасущие свиней, если, поймав свинью, долго не могут укротить ее визг, загибают ей голову назад и таким образом умеряют ее визг. - Как человек, пришедший на такое зрелище, какого он никогда не видал, когда поднимает глаза (на сцену), бывает поражен и молчит, так глаза тех, кои воспитаны во зле, никогда не видят горнего. Сих-то пасет превосходящий многих во злобе, каковы: содержатели блудниц, начальники разбойников, мытарей. Ибо о всех такого рода людях можно сказать, что они пасут свиней. Несчастный сей "желает насытиться" грехом, но никто не дает ему сего насыщения. Ибо привыкший к злу не находит насыщения в нем. Удовольствие непостоянно, но как приходит, с тем вместе и отходит, и несчастный сей опять остается с пустотой (на душе). Ибо грех подобен "рожкам", имея сладость и горечь: на время он услаждает, но мучит навеки. Никто не даст насытиться злом тому, кто услаждается им. Да и кто даст ему насыщение и покой? Бог? Но при нем нет Его; ибо питающийся злом уходит далеко от Бога. Бесы? Но как они дадут, когда они о том особенно и стараются, чтоб никогда не было покоя и насыщения от зла?